Скорее присылайте работы в АРФИ по итогам 2018 - поэзия, проза и рисунки! stormwind 2 недели и 2 дня
ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind 10 месяцев и 15 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind год, 2 месяца и 3 дня
Архив новостей
Спрятать
Мгла
Автор: Наэглин
Страницы: [2 3 ...11 ]
     Мгла
    
     Пятна дрожащего серого света, едва пробивавшиеся сквозь надвигавшуюся со стороны темного елового леса мутную пелену, ползли по полю, взбираясь на невысокие холмики и тела мертвецов, похожих на нелепые черные кляксы. Среди желтоватой осенней травы виднелись воронки, оставшиеся от пушечных ядер, клубы дыма висели над остатками небольшого военного лагеря, постепенно растворявшегося в туманной дымке. Если и существовало в этом замершем мире какое-то движение, то это были деловито расхаживавшие рядом с убитыми вороны, с опаской косившиеся на затянувший подлесок туман. Серая, густая муть, постепенно проглотившая отдаленные ели, медленно, едва заметно для простого глаза, приближалась. Вот она достигла кустарника перед самым полем, вот накрыла ложбину, в которой еще недавно стояли орудия, вот уже сползла на жухлую траву. Одновременно с этим неумолимым движением, звуки окружающего мира становились глуше, ветер утихал и наступала тишина. В этой тишине появлялись иные звуки, скорее ощущавшиеся сознанием, нежели воспринимавшиеся органами слуха. Они доносились откуда-то из глубины укутанного туманом леса, смутные, едва слышимые, непохожие ни на какие иные звуки, существовавшие в природе.
     Одно из темных пятен, распластавшихся на траве, шевельнулось, неуклюжим движением руки сгоняя с груди прогуливавшуюся там ворону. Недовольное карканье оказалось, пожалуй, единственным настоящим и живым звуком в неправдоподобной тишине, которую принес с собой туман. Спугнув целую стаю птиц, человек тяжело перевалился на бок, а затем с видимым трудом встал на четвереньки. Левый рукав его измазанной грязью рубахи потемнел от крови, далеко не самая новая кольчуга, торчавшая из под кирасы с гербом Великого Города Вьерро-де-Мальордо, была разорвана над самым предплечьем. Скользящее попадание мушкетной пули вырвало пару десятков железных колец, которые глубоко рассекли кожу. Шлем-морион украшенный по полям затейливым узором, с левой стороны был промят, по всей видимости приняв на себя удар какого-то тупого предмета. И если рана на плече человека явно не представляла угрозы, то шлем со всей очевидностью спас своему владельцу жизнь.
     Армандо Кордео де Неваррен, какое-то время старался осознавать где он находится и что же с ним, собственно произошло не позднее чем три или четыре часа назад. Он помнил, как его рота, приписанная к Восьмой Гвардейской Терции совершала марш по течению небольшой реки, огибавшей лесистые долины Нарсвааля. Армии Вьерро-де-Мальордо соединялась под крепостью Таркарена и готовились ударить по войскам своих северных соседей — Великого Города Ан-Лювеардена. Рота в которой служил Армандо де Неваррен была снята с дежурства у западного побережья и в срочном порядке переброшена сюда, в Западный Нарсвааль. Последние четыре дня прошли в почти безостановочном марше, командиры торопились и торопили солдат, сокращая время привалов. Поэтому когда из подлеска ударили пушки и авангард лювеарденцев атаковал колонну на марше, принять бой рота не смогла. Многих скосил залп картечи, стрелки не успели собраться вокруг немногочисленных пикинеров, которые могли бы прикрыть их от конницы, и закованные в практически непробиваемую пулями аркебуз броню всадники довершили разгром. Быть может, в этой, длившейся уже три года войне, разгоревшейся из-за какого-то пограничного городка, Вьерро-де-Мальордо и одерживал верх, но разве это имело значение для тех солдат, что погибли здесь, уже на вражеской земле, попав в явно заранее подготовленную засаду? Их тела валялись вокруг, среди немногочисленных погибших врагов. Казалось, что на самом деле их не так много, однако было не так. Оглушенный ударом булавы Армандо уже не видел, как его боевые товарищи все же сумели прорваться в лагерь лювеарденцев в надежде подороже продать свои жизни, где и были перебиты. Самому де Неваррену нечего было стыдиться. Он успел убить двоих: заколол шпагой вражеского пикинера, а перед этим, выстрелом из мушкета почти в упор свалил всадника с цветастым плюмажем на закрытом шлеме. Пестрые перья и сейчас торчали из желтоватой осенней травы шагах в десяти от Армандо.
     Опираясь на подобранный с земли мушкет, он поднялся на ноги, озираясь по соронам все еще потерянным и пустым взглядом. В голове стоял гул, на левой щеке он чувствовал засохшую кровь, от которой слиплась борода. Да, несмотря на засаду и очевидное превосходство противника, сражалась его рота крепко. Потери врага говорили сами за себя. Вот только что-то в этом мрачном пейзаже, оставшемся после короткого и жаркого боя, было не так. И Армандо сначала не понимал, чем же это поле битвы отличается от других, виденных им за пять лет службы, но затем его разум смог наконец-то сложить воедино все детали, за которые цеплялся глаз. Победивший противник не забрал своих мертвецов. Более того, он даже не занимался привычным по меркам войны мародерством. Поблизости лежал убитый Армандо офицер, и если нагрудник его панциря, развороченный мушкетным выстрелом в упор, явно не подлежал ремонту, то дорогой шлем с позолоченной чеканкой никто даже не подумал снять с головы. Но даже если на это не было времени, мертвого дворянина просто обязаны были забрать с собой и похоронить согласно люцерианским традициям, ведь офицер наверняка исповедовал люцерианство. Нет, его бросили здесь, неподалеку от едва заметного тракта, огибавшего недружелюбный Нарсвааль. И только сейчас, оглядевшись по сторонам прояснившимся взглядом, Армандо понял в чем дело. Лювеарденцы бежали с поля боя, бросив мертвых и, возможно, потерявших сознание раненых. Бежали не от возмездия, которое неминуемо настигло бы их, когда в штабе мальордской армии узнали бы о засаде. Нет, они бежали от куда более страшной судьбы, по сравнению с которой рейд возмездия казался легкой неприятностью. Туман. Эта серая, рассеивавшая солнечный свет пелена, медленно наползавшая со стороны леса на усеянный трупами подлесок. лювеарденцы поняли, что эта серая дымка способна отрезать им путь в лагерь и они вынуждены будут пробираться сквозь нее. Казалось бы, что может быть страшного в висящей над землей влаге? Но только сейчас был ясный, жаркий день и туман просто не мог бы образоваться даже у берега реки. Это был совсем иной туман, тот самый, которого жители Меддинвальда боялись больше всего.
     Как правило он приходил внезапно, но всегда со стороны болотистых, густых лесов или от кутавшихся в облака гор. Над чащами, где никогда не было людей, и в горных ущельях Туман клубился всегда, но иногда начинал двигаться в разные стороны, заглатывая небольшие деревеньки и затягивая дороги. На западном побережье Меддинвальда, где родился и вырос Армандо, Туман был редкостью. Его родные места не славились лесами или горами, а были преимущественно каменистыми равнинами, кое где изрезанными речушками, несшими свои воды между старыми холмами. Несмотря на обилие камней, земля была плодородной и потому мелкие города и деревушки встречались довольно часто. Эта, или иная причина отгоняла от равнин Корде-Валланто Туман, не так важно. Важно, что его там почти не видели. Но севернее и восточнее, в лесах Нарсвааля и Варгенманланда, Туман встречался часто. За эти дни Армандо уже не раз видел его, но издалека, мельком. И хотя ни времени, ни особого желания понаблюдать за странным явлением у де Неваррена не было, ему казалось, что Туман ведет себя осмысленно, словно готовящийся напасть и выбирающий момент зверь. Он то появлялся и, заволакивая обросшие мхом деревья, стоявшие почти на пределе видимости, подступал ближе, то затем внезапно отползал в чащу, будто почуяв какую-то опасность. Иногда серые лохмотья тумана висели над болотами, и, казалось, сухие стебли болотной травы поднимаются выше древесных крон, странно изламываются и изгибаются, шевелясь точно паучьи лапы. Но стоило только людям присмотреться к пугающим видениям, как пелена рассеивалась и скапливалась уже под пологом далекого леса. Как и все в Меддинвальде, Армандо не знал, что представляет из себя это явление, но боялся его, понимая, что именно от Тумана спасают их стены Великих Городов и люминофоры со светоносными кристаллами, установленные там, где жили люди. Говорят, Туман рассеивался под воздействием любого рукотворного источника света, однако проверять правда ли это, Армандо не хотел. Не хотел до этого самого момента, когда понял, что остался с Туманом один на один.
     Страх подкрадывался постепенно, исподволь. Это был совсем не тот страх, что приходит к солдату перед битвой — с тем страхом Армандо научился бороться и побеждал его всякий раз, как только рука касалась шпаги. Если бы было иначе, то де Неваррен не пережил бы пяти лет в действующей армии. Но этот страх шел из самой глубины сознания: сильный, неодолимый, впитавшийся в самое естество за многие поколения соседства человека с Туманом. Сразу вспомнились рассказы приезжавших в родной город Армандо купцов, рассказывавших о том, что им мерещилось в серой дымке, о словах старых ветеранов, говоривших, что если убитых не успевают убрать с поля боя до наступления Тумана, то потом не находят ни мертвецов, ни оружия. Армандо был далек от того, чтобы совсем уж не верить им, однако и правдой подобные рассказы не считал. Теперь же все байки и истории всплыли в его памяти, но уже намного более пугающие, реалистичные и имеющие непосредственное отношение к нему самому.
     Однако, Армандо не был бы солдатом, прошедшим не один десяток сражений, если бы поддался новому страху сразу, без боя. Он жив, в отличии от тех, что лежат сейчас на траве и может действовать. Прежде всего — попытаться выйти к своим до темноты. Засада случилась утром, и вряд ли сейчас перевалило за полдень. Перед ним лежит дорога, по которой двигалась их рота, он может определить, где расположен север по мху на деревьях, а значит надо идти вперед. Достаточно будет выйти из леса и наткнуться на людей. Это могут быть селяне, могут быть и солдаты. Конечно, если он выйдет на лювеарденцев, придется сдаваться в плен, однако такое развитие событий не пугало Армандо так, как наползающий Туман. Он не был мародеро...
Страницы: [2 3 ...11 ]
Комментарий
Информация
 
 
Страницы: []
[icon=Один]
Один
Фотограф (Участник)
Сообщений: 6 / 12227
# 10 Декабря 2018 00:09
уряяяя!!!!!!
Написано "в клетке буйвол" - написаному видней
Ответить
Комментарий:
Страницы: []
Сейчас на сайте 358 пользователей
2 фурря и 330 гостей и 26 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2018 FurNation.ru